arrow_back Вернуться назад
История

Военная история России

Здесь вы можете задать вопросы, касающиеся военной истории России

Автор:
Образцов Федор Алексеевич

Текущий рейтинг: 2

Вопросы к беседе:

Спрашивает Веденеев Анатолий Дмитриевич

Вопрос:

Добрый день. В истории Великой Отечественной войны до сих пор есть немало темных пятен. Так, например, все знают о битве за Сталинград, битве за Москву, За Ленинград, но мало кто знает и мало где говорят о Битве за Воронеж. А ведь она была не менее важной и не менее жестокой, чем битва за Сталинград. Так ли это?
Ответ лектора:

Добрый день. Да, действительно это так. Начнем с того, что битва за Воронеж по своей продолжительности была третьей после Ленинградской битвы и битвы за Севастополь. Продолжалась она 212 дней и ночей. Кроме того, Воронеж, наряду со Сталинградом был городом, где линия фронта проходила непосредственно по самому городу, по его кварталам. За всю войну в таком положении находились только эти 2 города. Воронеж так же вошел в число 12 городов Европы, наиболее пострадавших во Второй мировой войне и в число 15 городов СССР, требующих немедленного восстановления, всего было уничтожено до 95% всех зданий города. Собственно, битва за Воронеж началась раньше, чем битва за Сталинград. Наступление противника на этом направлении было полной неожиданностью для самой Ставки Верховного Главнокомандования, предполагавшей, что, как и в предыдущем году, летнее наступление развернется на Центральном фронте в сторону Москвы. Армейская группа фон Вейхса начала наступление на Воронеж силами немецкой 2-й армии, венгерской 2-й армии и 4-й танковой армии. В результате в конце первой недели наступления германцы уже к 6 июля вышли к реке Дон. Немцы без особого труда форсировали основную водную преграду и ворвались на улицы города. Оборонять город на тот момент было практически некому. Оборону приняли несколько полков и отдельных батальонов войск НКВД, а также местные ополченцы из числа гражданских лиц. На окраинах города также оборонялись части 232 СД, которые растянулись по фронту почти на 80 км. Но, тем не менее, город и не думал сдаваться. На его улицах развернулись ожесточенные уличные бои. В бои на улицах города втягивались и отдельные отходящие части Юго-западного фронта, а также резервы, спешно бросаемые в бой прямо с колес. Советское командование все-таки сумело подтянуть к Воронежу части отступавшей 40-й армии, 60-й армии, 5-й танковой армии и новообразованных танковых корпусов. Через несколько дней большая часть правобережной (основной) части города перешла под контроль германских войск. Исключение составил только северный городок сельско-хозяйственного института, где многодневные бои носили просто ужасающий характер, в большей части, переходящие в рукопашные схватки за каждый дом. В Воронеже был и свой "Невский Пятачок" - это Чижовский плацдарм. В конце августа и сентябре 1942 года командование Красной Армии предприняло попытки закрепить за собой плацдарм на правом берегу Воронежа. Не с первого раза, но нашим войскам это удалось. Чижовский плацдарм, прозванный у солдат «долиной смерти», начинался от заливных лугов правобережья и поднимался на крутые береговые холмы южной части города. Несмотря на неоднократные попытки врага отбросить наши войска, плацдарм продолжал оставаться за нашими бойцами. Сражение на Чижовке не прекращалось до самого освобождения города. По разным оценкам на плацдарме похоронено не менее 15 000 бойцов. О важности и жестокости воронежской битвы свидетельствует и тот факт, что под Воронежем была скована боями огромная группировка противника, которую германцам так и не удалось использовать под Сталинградом. Более того, германскому командованию пришлось даже перебросить на воронежский фронт целую дивизию из под Сталинграда! В ходе боев на воронежской земле, по различным данным, потери немецких войск и их союзников составили 320 тысяч солдат и офицеров. Были полностью уничтожены 2-я венгерская и 8-я итальянская армия, а также румынские части. Количество пленных было больше, чем под Сталинградом. Известен и тот факт, что венгерских солдат в плен не брали. За их жестокость к местному населению венгров ненавидели едва ли не больше, чем немцев. Возможно, генерал Ватутин и в сердцах бросил фразу "мадьяров в плен не брать", когда услышал от местного населения об их зверствах, Но приказ был тотчас подхвачен войсками и венграм платили жестокостью за жестокость, то есть в плен не брали. Всего венгры на воронежской земле потеряли около 150 000 человек, это самая большая военная катастрофа венгров за всю историю. В окрестностях Воронежа находится 2 мемориала памяти венгерским солдатам, в Рудкино и в Болдыревке. В одном захоронено около 8,5 тысяч венгерских солдат, в другом от 50 до 55 тысяч. Суммируя все вышесказанное, можно утверждать, что воронежская битва имеет такую же важность, как и Сталинградская. Но, увы, вспоминают о ней очень редко.

Спрашивает Красков Сергей Владимирович

Вопрос:

Добрый день. Скажите, пожалуйста, были ли в войске ополчения Минина и Пожарского иностранные наемники и правда ли, что каждому ополченцу выплачивалась большая сумма денег?
Ответ лектора:

Добрый день. Да, Кузьма Минин пригласил наемников, в основном шведских, но только для обучения ополчения навыкам стрельбы, верховой езды, сабельного боя. Наемники были профессиональными военными, оттачивавшими свое мастерство годами в различных войнах, поэтому лучших учителей было не найти. Но и Кузьма Минин, и Дмитрий Пожарский были убеждены, что освобождать Русскую землю должны были только сами русские, поэтому наемники участия в боях не принимали. Что касается выплат ополченцам, то Кузьма Минин предлагал каждому, вступившему в ополчение, годовое жалованье в размере 50 рублей. По тем временам – сумма огромная. Отличный боевой конь стоил 3-4 рубля. Конечно, чтобы осуществить обещанное денег требовалось много. Для начала Кузьма Минин призвал всех жителей еще в Нижнем Новгороде отдать на благое дело освобождения земли Русской треть своего имущества. Сам Кузьма Минин подал всем остальным пример и отдал почти все свое состояние на нужды ополчения. В ход пошли даже золотые кольца жены и золотые оправы икон. Правда, деньги очень скоро закончились, весь бюджет ушел на оплату наемников, обучавших ополчение. Будучи с ополчением уже в Ярославле, втором тогда по величине городе Руси, Кузьма Минин наладил чеканку серебряной монеты, уменьшив ее вес с 0,7 грамма до 0,5. Чеканка денег шла день и ночь, что позволило восстановить денежный баланс для оплаты ополченцам. Но, конечно, люди шли в ополчение не только ради денег. Россия тогда находилась на грани. Польский король, которого московские бояре призвали на русский престол и который на тот момент захватил Москву и Кремль, не скрывал своего намерения обратить всю Русскую землю в католичество и сделать ее своей вотчиной. К освобождению Руси от польских захватчиков призывал и патриарх Гермоген, находившийся в заточении в Кремле. Через доверенных лиц ему удавалось рассылать письма Грамоты, побуждавшие русский народ к освобождению Москвы от врагов. После смерти Гермогена продолжателями его патриотического подвига по вдохновлению ополченцев на борьбу стали архимандрит Дионисий Радонежский и другие авторитеты Троице-Сергиева монастыря.

Спрашивает Федоров Дмитрий Андреевич

Вопрос:

Добрый день. Скажите, пожалуйста, Иван Рябов, герой романа Юрия Германа «Россия молодая», все-таки, вымысел, или правда? И правда ли им был совершен этот подвиг, о котором говорится в романе в 1701 году?
Ответ лектора:

Добрый день. Действительно, историки до сих пор спорят, имел ли место подвиг Ивана Рябова. Согласно архангельским историческим архивам, с точностью можно утверждать, что прототипом героя романа был реальный человек и что действительно было такое военное победоносное сражение Северной войны (1700-1721 гг.) со шведскими интервентами, о котором рассказывается в романе. Имел место и такой подвиг. Архангельский историк Николай Коньков обнаружил в Центральном государственном архиве древних актов и опубликовал в сборнике "Летопись Севера" уникальный документ: "Расспросная двинского бобылька Ивана Ермолина сына Седунова". Этот документ вместе с сопроводительной запиской архангельского воеводы князя А.П. Прозоровского (кстати, тоже одного из главных героев романа) в июне 1701 года был направлен лично императору Петру I. Из документа следует, что подлинная фамилия национального героя России - Седунов, по отчеству Ермолаевич, и что родом он Двинского уезда, Низовского стану, волости Мудьюжской. Указано и социальное положение героя: "беспахотный бобылек", то есть холостяк, не имеющий своей земли. "А живучи-де он, Ивашко, в тое Мудьюжской волости, кормился всякими морскими отъезжими промыслами". Вероятно, был он и промысловым охотником, весьма удачливым при добыче рябчиков, или "рябов", как говорили поморы (их во множестве ловили и в замороженном виде возами переправляли в Москву и Петербург). Отсюда и деревенское прозвище - Иван Ряб (Рябов). Некоторые источники утверждают, что Петр I узнал о намерениях шведского короля Карла XII идти войной на Россию от голландских купцов, ходивших с товарами в Архангельск. Именно Ивану Ермолаевичу Седунову как опытному мореходу доверили идти в разведку в море для встречи неприятеля, назначив его кормщиком, то есть старшим. Иван Ермолаевич к выходу в море всегда готовился загодя и основательно. В приходо-расходной книге Николо-Корельского монастыря сохранилась запись о том, что в октябре 1700 года "дано на дорогу кормщику Ивану Рябу 8 денег". Незначительный по своим масштабам бой, состоявшийся в самом начале Северной войны, во многом определил её ход и победный для России исход. Поскольку военные действия практически парализовали сухопутную международную торговлю, а Архангельск был единственным портом страны, через который шел интенсивный товарообмен с купцами многих стран, то лишь через него Россия могла получать для ведения войны товары, прежде всего боеприпасы, военное снаряжение, ткани для пошива обмундирования и другое... Шведская эскадра имела целью уничтожить архангельскую торговлю, засорив судоходное Березовское устье Северной Двины, и разорить город и порт. Для внезапности нападения шведы двигались под видом торговых судов и под чужими флагами, но были разоблачены русскими таможенниками во главе с капитаном Николаем Крыковым (еще один герой романа Юрия Германа). Отряд таможенников оказал сопротивление и был полностью перебит. А далее шведская эскадра встретила в устье реки поморскую лодку, с двумя рыбаками. Это и были Иван Рябов и Дмитрий Борисов. Поскольку выходить в море рыбакам было строжайше запрещено, ввиду военной опасности, местные историки-краеведы делают вывод, что отважные поморы были намеренно высланы шведам навстречу (и предполагают, что приказ они получили от архиепископа Холмогорского Афанасия). Русских моряков взяли в плен, угрозами и посулами принудили стать проводниками. Надо сказать, что военные и гражданские главы крепости были уведомлены о приближающихся врагах загодя, благодаря агентурным данным от голландских купцов. Не имея больших военных средств и серьезных войск, они придумали дерзкий план, приготовили для неприятеля изощренную ловушку. Подходя к нужному месту, Иван, зная окрестные берега практически наизусть, умело направил корабль на крайне неудобную мель, подставив борт под выстрелы недавно построенной ново-Двинской крепости. Следом за первым, не успев развернуться, на мель влетел и следующий корабль эскадры. Иван Рябов прыгнул за борт сразу же после совершения диверсии, был обстрелян и тяжело ранен, но смог выплыть и передать гарнизону точные сведения о количестве оружия и людей на кораблях. А вот Дмитрий Борисов был казнен шведами. В ходе последовавшего боя шведский флот был наголову разгромлен русской береговой артиллерией, командовал которой капитан Иевлев (тоже историческое лицо). Потери русских в этом сражении составили 2 человека, включая казнённого Борисова. Некоторое время шведы пытались как-то исправить ситуацию, но осознав, что попали в умело расставленную западню, предпочли не рисковать и оставшиеся корабли покинули поле боя. Это был последний случай, когда шведы пытались вести военные действия по отношению к России с северных направлений.

Спрашивает Андрей Николаевич Мальцев

Вопрос:

Скажите, пожалуйста, есть факты, что дружины древних новгородцев доходили до самой Золотой Орды и грабили ее города. Так ли это?
Ответ лектора:

Здравствуйте. Это были не совсем дружины, точнее говоря, не официальные новгородские дружины, а так называемые ушкуйники, то есть новгородская вольница, совершавшая набеги не по приказу князей, или вече, а самостоятельно. Новгородцы близко и долго общались со скандинавами. Возможно, именно тесные контакты с викингами породили в Новгороде такое явление, как ушкуйничество. Новгородская республика была великой флотоводческой державой, и, несомненно, новгородцы были гегемоном рек северо-восточной Европы. Свое именование ушкуйники получили от парусно-гребного судна особой постройки, которое называлось ушкуй. Это судно использовалось как для военных, так и для торговых целей. Ушкуйники имели первоклассное вооружение. Это были профессиональные бойцы, умело действовавшие как в пешем, так и в конном строю. Знаменитые викинги в течение нескольких веков держали почти всю Европу в страхе. Орды полудиких скандинавов иногда опустошали целые государства. Однако, мало кто знает, что самих жителей далеких норвежских поселков охватывала паника, когда в их фьордах появлялись чужеземные корабли. Это были новгородские ушкуйники. Они были под стать викингам, а, может быть, в чем-то даже и превосходили их своей удалью, поскольку грабили самих разбойников! Об ушкуйниках известно немного. В русских летописях тоже немного сказано об удалых новгородцах и их дальних походах. И это понятно: отечественные, по большей части придворные летописцы более были заняты описанием подвигов своих князей, чем простолюдинов. С другой стороны, из-за ушкуйников у новгородского правительства было много проблем с соседними, и не совсем соседними, государствами, поэтому вряд ли в летописях могло найтись место для пространных рассказов о походах новгородской вольницы. Сами же ушкуйники о себе воспоминаний не оставили. В их среде не принято было писать мемуары. Как видно из истории Новгорода, молодые ушкуйники с возрастом превращались в солидных руководителей республики, поэтому они не любили рассказывать о своих прошлых подвигах. Однако, для новгородцев пройти в молодости школу ушкуйничества считалось обычным делом. Ушкуйники не стремились к единой цели. Одни из отрядов ушкуйников наносили удары по врагам Великого Новгорода и более всего искали воинских подвигов. Некоторые ватаги ушкуйников почти ничем не отличались от разбойников и, проводя разгульную жизнь, прежде всего, искали добычи. Поэтому в летописях чередуются сведения то о подвигах, то о злодействах ушкуйников. Из-за пестроты интересов и деяний имя ушкуйников овеивала слава одновременно и героев, и разбойников. Они вполне могли, подобно испанским конкистадорам, сделать Великий Новгород колониальной империей. Но, так как имперская идея была совершенно чужда Новгородской республике, ушкуйники направляли свою энергию на другие поля деятельности. Например, мстили врагам Новгорода. Так, в 1320 году на северные владения Новгородской республики напали норвежцы. В ответ ушкуйники совершили морской поход к берегам Норвегии и разорили область Финмарнен. В 1323 году они опустошили норвежскую область Халогаланд. Набеги ушкуйников нанесли норвежцам столь значительный урон, что правители Норвегии даже обратились к римскому папе с призывом объявить крестовый поход против русских. К вашему вопросу, да, ушкуйники грабили татарских купцов и разоряли татарские города. Если новгородское вече не давало позволения на такие походы, то, очевидно, смотрело на них сквозь пальцы, и, по общим понятиям того времени, пограбить и побить бесермен казалось дозволительно. Такое понятие должно было возникнуть очень естественно после того, что претерпели русские земли от татарского своевольства. В 1360 году новгородские ушкуйники напали на татарский город Жукотин, разорили его, набрали там всякого добра и расположились в русских поволжских городах, особенно в Костроме. Татарские князья обратились с жалобой к хану, и хан Хидырь прислал к русским князьям послов с требованием выдать ему новгородских разбойников. Владимирский, нижегородский и ростовский князья, подчиняясь воле хана, пленили ушкуйников в Костроме и выдали их татарам. Впоследствии, мстя за свою братию, ушкуйники разграбили и сожгли Кострому и Нижний Новгород. С 1360 по 1375 год ушкуйники совершили восемь больших походов на среднюю Волгу, не считая малых налетов. В 1374 году ушкуйники в третий раз взяли город Болгар (недалеко от Казани), затем пошли вниз и взяли сам Сарай — столицу Великого хана. В 1375 году новгородцы на семидесяти ушкуях снова нанесли «визит» в города Болгар и Сарай. Причем правители Болгара, наученные горьким опытом, откупились большой данью, а вот ханская столица Сарай была взята штурмом и разграблена. Далее ушкуйники спустились вниз по Волге к ее устью. Правитель Астрахани хан Салгей, напуганный разгромом Сарая, тотчас выплатил дань, затребованную новгородцами. Усыпив бдительность ушкуйников, он заманил их в западню и большую часть перебил. Это был один из самых славных и трагических походов ушкуйников. Перед конфликтом князя Димитрия с Мамаем за два десятилетия ушкуйники убили больше татар, чем погибло на Куликовом поле. Ушкуйники совершали свои походы на татар и после знаменитой Куликовской битвы. Так в 1392 году татарский царевич Беткут по приказу хана Тохтамыша разорил Вятку, город, основанный выходцами из Новгорода. В ответ ушкуйники предприняли поход по Вятке и Волге. На своем пути они разорили множество татарских селений и городов, в том числе такие крупные, как Жукотин и Казань, ту самую, которую в далеком будущем с таким трудом одолеет царь Иван IV. Но, в целом, о вкладе новгородских ушкуйников в борьбу с Ордой известно мало. Московские князья сделали все, чтобы об ушкуйниках забыли. Царские и советские историки писали о них редко, неохотно и всегда с укором. Мол, воевали с татарами не так и не там, а главное, проявляли излишнюю самостоятельность. После перестройки в Казани началось издание книг по истории Татарстана. И практически в каждой книге говорилось о погромах мирных татарских городов, учиненных ушкуйниками. Получается, что в XIV веке на берегах Волги и Камы жил да поживал мирный татарский народ, а вот ушкуйники житья ему не давали своими разбойничьими набегами.

Спрашивает Юрий Николаевич

Вопрос:

Добрый день. Про Первую Мировую войну часто говорят, приводя примеры Верденского сражения, Брусиловского прорыва и т.д., но забывают про сражения с турками, как, например, Дарданельская операция союзников, провальная, и успешная Эрзерумская операция нашей армии в 1916 году, где русские войска с ходу, почти без подготовки, воспользовавшись погодными условиями, взяли эту крепость.
Ответ лектора:

Добрый день. Да, верно, Эрзурумская операция 1916 года — это крупное зимнее наступление русской армии на Кавказском фронте во время Первой мировой войны. Русская Кавказская армия разгромила 3-ю турецкую армию и захватила стратегически важный город Эрзурум, открыв себе дорогу вглубь Турции. Однако, не совсем верно, что крепость взяли без подготовки. Эрзурум, действительно, был «воротами» в Пассинскую долину и в долину Евфрата. Здесь сходились важные пути: на Батум, на Ольты и Ардаган, от Евфрата шли дороги на север — к Трапезунду и Ризе, и на юг — к Мушу и Битлису. Поэтому в Первую мировую Эрзерум связывал воедино турецкий фронт на Кавказе, позволял манипулировать силами и резервами, здесь находилась главная тыловая база и центр управления 3-й турецкой армии. Разумеется, столь важный пункт был хорошо защищен, а при помощи немцев турки модернизировали старые фортификации, возвели новые, добавили пулеметы и артиллерию, и к концу 1915 года Эрзерум представлял собой огромный укрепрайон, который трудно проходимые горы в сочетании с мощными фортификационными сооружениями превращали в неприступную крепость. Поэтому для того, чтобы взять эту твердыню, подготовка должна была быть соответствующей. К концу 1915 года победой Османской империи завершилась Дарданелльская операция. Для турок в исторической памяти эта операция имеет особое значение, потому, что одним из организаторов обороны Дарданелл был Мустафа Кемаль (Ататюрк). После этой победы у турок освобождалась значительная военная группировка, которую турецкое командование планировало перебросить на русский фронт, чтобы переломить ход боевых действий в свою пользу. Кавказская армией командовал тогда генерал Юденич. Его армия насчитывала 154 тыс. штыков и 27,5 тыс. сабель при 375 орудиях и 450 пулеметах. У турок в составе 3-й армии было сил чуть меньше, однако им помогали естественные природные препятствия, горные хребты. Кроме того, турки зимнего наступления русских не ожидали, решив, что на Кавказском фронте наступила неизбежная зимняя пауза, и перебросили с русского фронта корпус Халил-бея в Ирак. Туда же стали отправлять первые эшелоны войск, освободившихся в Дарданеллах. Планировалось к весне разгромить англичан в Месопотамии, а потом всеми силами обрушиться на армию Юденича. Штаб Кавказской армии разработал операцию по взятию Кеприкейской позиции и крепости Гасан-кала, прикрывавших путь к Эрзуруму. Главный удар наносили на правом северном фланге Кавказской армии 2-й Туркестанский армейский корпус генерала Пржевальского и 1-й Кавказский армейский корпус генерала Калитина. Им предписывалось наступать через горы Гай-даг и Коджух, прорваться через несколько линий обороны и выйти в тыл турецким войскам. 12 января началось общее наступление 2-го Туркестанского и 1-го Кавказского корпусов. За двое суток непрерывных боёв русские корпуса смяли левый северный фланг турецкой обороны, и 14 января вышли в тыл Кеприкейской позиции противника, угрожая её коммуникациям с Эрзурумом. Начались тяжелые, кровопролитные встречные бои. Командующий 3-й турецкой армии Махмут Камиль-паша, чтобы сдержать натиск русских, перебрасывал на север части с южного фланга, в конце концов, ослабив его до предела, чем и воспользовался генерал Юденич. 18 января он нанёс удар по ослабленному южному флангу турецкой обороны. Оборона турок дрогнула и развалилась. Началось беспорядочное отступление. Русские захватили более 2 тыс. пленных и ринулись в преследование. Юденич направил в прорыв из своего резерва Сибирскую казачью бригаду генерала Раддаца, и она стремительным броском 19 января с ходу ворвалась в крепость Гасан-кала, не позволив отступающим туркам занять в ней оборону. Перемешавшиеся части противника откатились в Эрзерум. Главная система Эрзерумских укреплений представляла собой труднопроходимые горы, умело оборудованные мощными фортификационными сооружениями. Захватить укрепления Эрзурума с ходу, как крепость Гасан-кала, было невозможно. Юденич приостановил наступление и начал подготовку к штурму Эрзурума. Он лично руководил работой своего авиаотряда, ставя задачи на детальную разведку. Солдаты обучались предстоящим действиям на высотах в своем тылу. Продумывалось и отрабатывалось четкое взаимодействие разных родов войск. Замысел Юденича состоял в том, чтобы прорвать фронт на северном правом фланге и, обойдя самые мощные оборонительные позиции турок, ударить на Эрзерум с западной, внутренней стороны хребта Деве-Бойну во фланг и тыл 3-й турецкой армии. Чтобы враг не мог усиливать одни участки за счет других, атаковать его предстояло одновременно по всей линии укреплений, десятью колоннами, без передышек, круглосуточно. А вот, что касается погоды, то тут и правда повезло. При начале штурма Юденич решил использовать фактор внезапности и атаковать турецкие позиции ночью под прикрытием начавшейся сильной метели. Атакующие русские части в своих маскхалатах становились невидимыми врагу. Наступление было назначено на 11 февраля. Артподготовка началась в 14.00, а в 23 часа русские войска пошли на штурм. Ожидания Юденича оправдались, турки, не видя атакующие русские части, вынуждены были вести огонь вслепую, наугад, практически не причиняя вреда. Русские солдаты ворвались на позиции противника. В течение двух суток бойцы ударных групп взламывали северный фланг турецкой обороны, беря одну укреплённую позицию за другой, захватывая один неприступный форт за другим, и 13 февраля вышли к самому сильному и последнему рубежу обороны крепости на северном фланге, форту Тафта. 14 февраля форт Тафта, атакованный кубанскими пластунами и стрелками 2-го Туркестанского корпуса, пал. Весь северный фланг турецкой системы укреплений был взломан и русские войска вышли в тыл эрзурумской обороны. Тогда Юденич приказал корпусу Пржевальского изменить направление удара и двигаться не на Эрзерум, а повернуть за запад, на Аш-калу, и перехватить сообщения 3-й турецкой армии. В прорыв была введена конница: Сибирская бригада и полки 5-й казачьей дивизии. Одновременно 1-й Кавказский корпус Калитина возобновил атаки с фронта. Турки заметались. Русские выходили им в глубокий тыл, грозя перерезать пути отхода. Ещё державшиеся форты превращались в ловушки. Турецкие части начали спешно оставлять эти форты — Узун-Ахмет, Кабурга, Ортаюнов, Сивишик. Сам Эрзерум оборонять уже никто не стал. Вся 3-я турецкая армия с турецким и немецким командованием во главе устремилась в бегство. В 5 часов утра 16 февраля части Кавказской армии без боя вошли в Эрзерум.

Комментарии к беседе:

Не оставлено ни одного комментария, будьте первым